РУС | ENG
Карта сайта
Мероприятия
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2018
2017
2016
2015
2014
2013
Пн 2 9 16 23 30
Вт 3 10 17 24
Ср 4 11 18 25
Чт 5 12 19 26
Пт 6 13 20 27
Сб 7 14 21 28
Вс 1 8 15 22 29

Венчурные фонды

Венчурные фонды

Наименование

Основатель

Структура сделки

Сфера деятельности

Runa Capital

Сергей Белоусов
доля от 20% до 40%; инвестиции до $10 млн.
Едва ли не единственный фонд, основанный серийным российским предпринимателем и вкладывающийся в отечественные стартапы. Сергей Белоусов вывел на рынок бренд бытовой техники Rolsen, создал Parallels, крупнейшую в мире платформу для предоставления облачных сервисов. В успехе Runa сильна маркетинговая составляющая: например, подопечные Белоусова выиграли конкурс стартапов в России от The Next Web во многом потому, что фонд зазвал голосовать за них толпы своих друзей. Скандальный ролик со сценами секса doggy style, где стартапер, не отвлекаясь, кодит на ноутбуке, вызвал негодование феминисток и эстетов, но своё дело сделал — Runa прогремела на TechCrunch. Подробнее об особенностях Runa Capital читайте здесь.  Самые громкие стартапы — Nginx, Jelastic, LinguaLeo.

IMI.VC

Игорь Мацанюк
доля до 40% , инвестиции до $1 млн.
В отличие от Сергея Белоусова бывший торговец джипами из Мурманска Игорь Мацанюк не выводил на глобальную арену продукты или технологии. Переехав в Москву, он выстроил игровой холдинг Astrum на основе собственной компании IT Territory и продал его Mail.ru Group, выручив в сумме $110 млн. У Мацанюка опытные партнёры из звёздного состава DST Юрия Мильнера — Михаил Винчель (вложил $75 млн) и Григорий Фингер (председатель совета директоров). IMI.VC, пожалуй, единственный фонд, сфокусировавшийся на медиа — играх, социальных приложениях, потребительских сервисах. По словам подопечных, Мацанюк и команда сильны в этих областях, но иногда чрезмерно жёстко влезают в управление. Проекты IMI.VC, которые стали глобальными, — Narr8, Game Insight. 

ru-Net Ventures

Леонид Богуславский
доля 30-35%
Основатель фонда Леонид Богуславский — человек с богатой биографией. В 90-х годах он создал системного интегратора LVS и продал его компании Pricewaterhouse. Затем открыл фонд ru-Net и проинвестировал, например, в «Яндекс» и Ozon. Дальше последовала череда приключений, описанных журналом Forbes. Его нынешний фонд для компаний ранней стадии ru-Net Ventures уже проинвестировал $80 млн и в течение 2013-2014 годов планирует вложить ещё $100 млн. Фонд инвестировал в сервис доставки едыDeliveryhero.ru, в платформу Made.com, соединяющую производителей мебели и покупателей, в B2B-сервис Tradeshift, выставляющий счета. Правда, сами эти сделки делал Kite Ventures. Богуславский подчёркивает, что команда стартапа не только должна быть сильной, — её философия бизнеса должна совпадать с философией инвестора.  «Богуславский — человек-оркестр, всё делает сам, считает себя не столько финансовым инвестором, сколько предпринимателем, — пояснил H&F предприниматель, сталкивавшийся с ru-Net. — Может навязывать свой вектор развития команде, глубоко вмешиваться в операционные решения. Умный, жёсткий, прагматичный, циничный. Много ездит по миру, смотрит на развитие интернета на разных рынках, много знает». Компании, в которые инвестировал ru-Net Ventures, получают консультации создателей крупных международных сетей. Часто знаменитые CEO посещают офисы российских стартапов.

Kite Ventures

Эдуардом Шендеровичем
доля 3% до 30%, инвестиции до $10 млн.
Серьёзная экспертиза в е-commerce, помощь с продвижением, B2B-связями, поиском партнёров — так описывают подопечные фонда преимущества, связывая их с личностью основателя, Эдуардом Шендеровичем. Впрочем, не все подопечные успешны: геолокационный сервис AlterGeo несколько раз фактически перезапускали, меняли СЕО, но на данный момент пациент скорее мёртв, чем жив. Конкуренты ругали другой одиозный стартап портфолио Kite — Ostrovok.ru — за непомерные издержки (100 000 рублей каждому разработчику на гаджеты и т.п.), а также cтранные методы продвижения. Впрочем, компания выдержала атаку и осталась на плаву. Самые громкие инвестиции команды Шендеровича — ZeptoLab, Ostrovok.ru, Trends Brands. 

e.ventures

 
доля 10% до 49%, инвестиции чает от $100 тыс. до $10 млн.  
Немецкий фонд e.ventures, существующий с 1998 года, давно и активно работает с Россией. Он вкладывался в спортивный онлайн-гипермаркет Heverest.ru, поставщика серверных решений Nginx, сайт знакомств «Теамо», русский аналог Pinterest — Pin me и т.д. Впечатляющий объём фонда — $750 млн. Решения, как правило, принимаются долго, зато активы быстро растут в цене. Как вспоминает основатель Ecwid Руслан Фазлыев, на его компанию фонд вышел самостоятельно, но сотрудничества не получилось. Инвесторов отпугнул составленный на коленке бизнес-план. «Наш дизайнер, кандидат физических наук, построил сложную математическую модель для финансового прогнозирования, — вспоминает Фазлыев. — Фонд не увидел понятных цифр в Excel и отказался инвестировать. Но я не расстроился, потому что инвесторы навели на правильные метрики — систему измерений бизнес-показателей и KPI».

ABRT

Андрей Баронов, Ратмир Тимаше и Николаем Митюшиным

на посевной стадии доля в 20-35%, инвестиции до $4 млн;

на стадии взлёта доля 15-30%, инвестиции до $15 млн.

История ABRT началась в 2004 году, когда предприниматели Андрей Баронов и Ратмир Тимашев продали Aelita Software за $115 млн калифорнийской Quest Software. Работая над новой компанией, Veeam Software, они начали инвестировать в стартапы вместе с примкнувшим к ним Николаем Митюшиным. Самые заметные инвестиции — AcronisKupiVIP, в меньшей степени — Oktogo.ru.  «Если предприниматели делают софт для бизнеса, B2B, то действительно „умные“ деньги они могут поднять либо у Runa, либо у ABRT, — рассказал H&F менеджер, поработавший в нескольких венчурных фондах. — Второй фокус инвестирования — это потребительский интернет. Сделки делают вместе с Mangrove, инвестируют в отношении 1 к 3-4. В это направление Андрей с Ратмиром вовлечены слабо и являются скорее финансовыми инвесторами, используя мощный рычаг в виде Mangrove. Вместе они представляют собой один из немногих синдикатов, который на посевной стадии не боится вкладывать $2-3 млн за 30-35% в компании».

Mangrove

Дэвид Варокье, отвечающий за российские проекты
доля 25-30%, инвестиции около $1 млн.
Люксембургский фонд Mangrove Capital Partners прославился историей со Skype. Вложив в 2003 году $1,9 млн, через два года фонд заработал на стартапе $180 млн. Впрочем, первые российские инвестиции Mangrove не назовёшь успешными: развитие поисковика Quintura было заморожено, а агентство EnterMedia,  размещавшее рекламу в играх, закрылось. Это не остановило фонд: в портфеле появились клуб распродаж одежды KupiVIP, туристический сервис Oktogo.ru, производитель игр Drimmi и интернет-мебельный HomeMe. Негусто, если учесть, что под управлением Mangrove — $500 млн, а российский партнёр есть (см. ABRT). Партнёр фонда Дэвид Варокье, отвечающий за российские проекты, не ограничивается участием в советах директоров и встречается с компаниями раз в три недели. «Mangrove был в нашем списке потенциальных инвесторов первым, — рассказывала гендиректор Oktogo.ru Марина Колесник. — Они сфокусированы на интернет-рынке, в Mangrove понимают сложности стартапов, помогают компаниям выстаивать стратегию развития, направляют, предостерегают. Мы сразу нашли общий язык, так как были готовы учиться и искали именно „умные“ деньги». Кстати, Oktogo.ru стал первой компанией в глобальном портфеле Mangrove, которой руководит женщина.

Almaz Capital

Александр Галицкий
доля 10-40%. 
Основан в 2008 году предпринимателями Александром Галицким и Петром Лукьяновым (второй после конфликта больше не участвует в фонде). Объём фонда — $72 млн. Галицкий имеет хорошую репутацию не только на российском рынке, но есть вопросы к его команде. Предприниматель, имевший дело с Almaz Capital, сформулировал их так: «Сам Саша — компетентный и известный человек, но реальную работу с предпринимателями ведут его сотрудники. Задают странные вопросы, не вникают глубоко в тему. За пределами чисто технологических проектов успешных сделок у них мало». Сооснователь софтверной компании Jelastic, в которую инвестировал Almaz, Руслан Синицкий подчёркивает, что фонд отслеживает перспективные бизнес-идеи ещё на посевной стадии: «Галицкий был одним из первых, кто делал ревью нашего проекта ещё на этапе прототипирования. Он хорошо понимает то, чем мы занимаемся, имеет большой опыт и связи в IT-мире». В числе успешных  вложений Almaz — Jelastic,Flirtic, Alawar.

Фонд посевных инвестиций РВК

РВК
доля 25%, инвестиции до $1 млн.
Наиболее близкий малому бизнесу фонд из «куста» Российской венчурной компании. Имеет характерные для госорганизации особенности: достаточно бумажной волокиты и зарегулированность (можно догадаться по сайту). H&F известен случай, когда ещё на этапе знакомства фонд прислал столько документации о своих внутренних процедурах, что стартап решил не тратить время на анализ этого сложного текста. Зато если вы делаете бизнес на основе последних научных открытий, вам, возможно, сюда.  В управление не сильно вмешивается, но сильной экспертизы и лёгкого отчёта ждать не приходится. Следует учитывать, что инвестирует только с «венчурным партнёром». Примеры инвестиций: Wobot, «Керамические трансформаторы», «Мембранные технологии».

Ventech

 
доля до 10%, инвестиции несколько $ млн.
Этот французский фонд заходил в Россию осторожно. Первые вложения — Pixonic,OktogoWomanJournal — инвесторы делали с партнёрами, в первых двух случаях — российскими. Месяц назад они вложили $3 млн в четвёртую компанию — магазин одежды Trends Brands. Ventech разбирается почти во всех видах заработка в интернете, помогает подопечным с международными связями. На интересные стартапы выходят сами. «[Партнёр фонда] Ален Каффи выступал на совете директоров по делу, предлагал интересные ходы, делился инсайдом по аналогичным венчурным проектам, никаких претензий к нему не было», — сказал H&F бывший топ-менеджер WomanJournal. 

Vesna Investment

Сергей Четвериков
доля 30%.
Фонд зашёл всего в три российских проекта — сайт уличной моды Looksima, сервис коллективных скидок Shopogoliq.ru, социальную сеть для бизнеса Connect2me.  «Мы стараемся сохранить комфорт и мотивацию для основателей, — говорит управляющий партнёр фонда Сергей Четвериков. — Конечно же, защищаем интересы инвесторов, но если уж говорим „да“ и входим в сделку, значит, мы в одной лодке». Особенностью фонда, по словам директора Shopogoliq.ru Никиты Халявина, является то, что он не сильно вмешивается в работу подопечных, не пытается «порулить» проектом. «Vesna меня ни разу не обманывала, не подставляла, не пыталась захватить компанию, — говорит он. — В конце прошлого года я привёл к ним в портфель ещё одну компанию, о которой вы скоро узнаете».

Intel Capital

 

фонд может делать и небольшие вложения до $1 млн,

и — в исключительных случаях — $1 млрд.

Фонд Intel Capital существует с 1991 года и инвестирует в технологические компании по всему миру. С момента основания он проинвестировал более $10 млрд. Ежегодно на стартапы выделяется около $400 млн. Intel всегда приобретает миноритарные доли. В России фонд присутствует с 2002 года, но пока его деятельность трудно назвать бурной. Небольшой всплеск интереса к российским компаниям был в 2012 году — проведено четыре сделки. Правда, компании, привлёкшие инвестиции, нельзя назвать стартапами в полной мере. Это, например, Sapato и KupiVIP. Предприниматели, работавшие с Intel Capital, делятся противоречивыми впечатлениями от него: «Известное имя, международные связи — да; но в России у него слабая команда».

Russian Ventures

Евгений Гордеев
доля в 15-20%, инвестиции $35 000-$500 000.
Фонд основан в 2008 году Евгением Гордеевым, объём фонда по данным на июнь 2012 года — $2,5 млн, большая часть средств уже инвестирована. Изначально Russian Ventures создавался как клубный фонд. Гордеев с 1997 года в IT индустрии и уверен, что лучше других понимает логику её развития в России. Вместо того чтобы бездумно копировать китайские и западные проекты, он выбирает из стартапов более подходящие для отечественного климата, адаптирует концепцию, находит команду и создаёт компанию, в которую уже вкладывает деньги. По такому принципу созданы рекламная сеть Okeo, сообщество Ogorod и другие проекты. С 2011 года Гордеев развивает ещё одно направление — инвестирует в идеи и проекты на стадии прототипа, выкупая долю в 15-20% за $35 000-$500 000. Таких компаний в портфеле фонда образовалось уже 25, среди них, к примеру, стартап Pluso.ru — кнопки для распространения контента в соцсетях. Гордеев известен тем, что быстро принимает решение, вкладываться ли в тот или иной проект: ему достаточно получаса.

Venture Angels

Виталий Полехиный
 
Фонд объёмом в $10 млн создан выпускником бизнес-школы «Сколково» Виталием Полехиным в 2009 году. В портфеле сейчас три проекта, в их числе — Printio, онлайн-платформа для создания дизайна для футболок, кружек и других мелочей. Сделка по четвёртому стартапу — инвестиции в компанию BioFoodLab, производителя энергобатончиков, — должна состояться в апреле. «Я с фондами не сотрудничаю!» — говорит глава компании «Кнопка жизни»Дмитрий Юрченко. Его проект, кнопка срочного вызова, размещённая на телефоне Just5, рассчитан на пожилых людей, которым сложно пользоваться мобильными телефонами. В «Кнопку жизни» Venture Angels вложился прошлым летом. Стороны не раскрывают сумму и размер доли, Юрченко лишь отмечает — это совсем небольшая доля, даже не блокирующий пакет, и поясняет свою первую реакцию: «Для меня Venture Angels не фонд, а лично Виталик». Полехин может поделиться с компаниями не только деньгами. Он владеет международной компанией QUMO, производителем потребительской портативной электроники. QUMO основана в 2002 году в Гонконге. У Полехина много крепких связей и контактов с предпринимателями азиатского региона и российскими розничными сетями.

Mint Capital

Ульф Перссон и Фредрик Экман
доля до 49%, инвестиции от $2 млн.
Скандинавский фонд Mint Capital основан в 2000 году. До этого основатели фонда Ульф Перссон и Фредрик Экман работали в «в известных западных корпорациях и финансовых учреждениях, занимаясь инвестированием, управлением и построением в России бизнеса по западным корпоративным стандартам». Общий размер фондов Mint — $150 млн.  Фонд проинвестировал в компанию ABBYY, производящую электронные словари, в самом начале её пути, а также в медиакомпанию Gameland и платёжный сервис«Элекснет». CEO «Элекснета» Юрий Локотцов рассказал H&F, что фонд весьма активен: «Участвует в управлении компании на уровне совета директоров, при этом по своей компетенции обладает правом назначать финансового контролёра и финансового директора». Локотцов также подчеркнул, что фонд небольшой и это скорее плюс. В этом случае у инвесторов есть время, чтобы разобраться в проблемах и перспективах каждого стартапа.  

Softline Venture Partners

 
 
Фонд IT-компании Softline объёмом $20 млн начал работу в 2008 году. Сейчас в его портфеле 13 проектов. Это разработчик программ удалённого обучения«Мираполис», облачный хостер ActiveCloud, интернет-магазин подарочных сертификатов Daripodarki, агрегатор интернет-магазинов Magazinga, сервис электронных рассылок Client24 и другие. Создатель платформы Ecwid Руслан Фазлыев остался доволен общением с представителями фонда. «Они не теряют время, очень быстро работают — это большой плюс», — говорит он. Но несмотря на это, сотрудничество не сложилось: Softline Venture Partners ориентируется на российский рынок, а Ecwid — на Запад. Среди активов фонда нет проектов, поражающих ростом аудитории, выручки и, в конечном счёте, капитализации.

Addventure II

Елена Масолова
доля 25%, инвестиции $50 000. 
«Обычный фонд ранних стадий, но первый в России», — характеризует Addventure II основатель и инвестдиректор Елена Масолова. Масолова прославилась тем, что, увидев рост популярности купонаторов, за считаные недели создала русский аналог Groupon и продала его этой же компании. Свой фонд объёмом $530 000 она запустила в 2009 году. Пять портфельных компаний должны были отчитываться о своей деятельности еженедельно. Фонд покупал в среднем 25% в компании за $50 000. Такое микровложение в интернет-магазин InSales принесло Addventure $180 000. Рост других активов не так очевиден, но, по оценке Масоловой, их стоимость сейчас составляет $3,53 млн (+606%). Основатель проекта для родителей minibanda.ru Алексей Завьялов познакомился с Масоловой на StartupPoint в 2009 году. «Мы предполагали, что родители, которые ведут у нас на сайте дневники, будут заказывать печать этих дневников в виде красивых альбомов. Addventure проект понравился, и вскоре они проинвестировали $50 000, получив 15%», — говорит Завьялов. Через несколько месяцев стало понятно, что эта модель не работает, и minibanda.ru стал развиваться как медийный проект, пытаясь продавать рекламу. Первое время люди из фонда помогали Завьялову контактами и советами, проводили встречи с экспертами и инвесторами, но в последнее время контакты с Addventure редки.

Foresight Ventures

Андрей Казаков, Владислав Свиблов, Евгений Левин и Джон Ждановски
доля в 25-33%, инвестиции $100 000-$1 млн . 
Этот фонд основали Андрей Казаков, Владислав Свиблов, Евгений Левин и Джон Ждановски. Объём — $10 млн. Фонд инвестировал в KodSkidki.ru, облачную платформу для Java-приложений Jelastic, сервис для организации рабочих задач Yam Labs. Глава Jelastic Руслан Синицкий сотрудничеством доволен: «Андрей Казаков очень активный и всегда старается помочь чем может. Фонд полностью соблюдает договорённости. Практически каждый инвестор желает иметь возможность влиять на ход развития событий, пытаясь минимизировать риски, но Foresight пока не сильно вмешивается в управление компанией. Что будет дальше — поживём —узнаем».

Prostor Capital

 
доля от 25% до 49%, инвестиции $1-5 млн.
Фонд существует с 2011 года и несмотря на небольшой объём ($20 млн) активно инвестирует в компании, находящиеся на ранней стадии. Prostor профинансировал образовательную платформу Дневник.ру, медицинский ресурс Vita Portal, сервис для покупки автомобилей Car-fin.ru и другие проекты. Фонд почти никогда не раскрывает точный объём инвестиций, но, как правило,  «Prostor — из тех фондов, которые могут разглядеть потенциал компании на самой ранней стадии. Так было с нами, — рассказал H&F основатель Дневник.ру Гавриил Леви. — Фонд не переходит за рамки договорённостей и весьма корректно участвует в делах компании. Помогает советами и информацией. Мне нравятся еженедельные рассылки c обзором рынка, которые они делают: можно  не следить за новостями и оставаться в курсе». Впрочем, по информации «Цукерберг Позвонит», у Prostor Capital не всё так просто. Анонимный предприниматель прислал в издание письмо, в котором говорилось об условиях финансирования.Согласно этому письму, предполагался переход доли от компании к акселератору GTI, при этом в руках инвесторов постепенно оказывалось 50% компании вместо первоначальных 15%. 

Addventure I

Елена Масолова
доля 25%, инвестиции $50 000.
«Ценность инвестора — не в его чековой книжке, а в „умных“ деньгах, его опыте и контактах, которые помогают начинающим компаниям открывать двери к первым клиентам и партнёрам», — так учит стартаперов «фонд бизнес-ангелов» Addventure I. Эта организация, возглавляемая всё той же Еленой Масоловой, стартовала летом 2008 года c $300 000 и работала по модели YCombinator.com. Вложились в шесть проектов, три месяца их развивали, а потом провели Investor Day, то есть представили более крупным венчурным инвесторам. У некоторых проектов (Roomix, Wi2Geo, MMO) на момент начала сотрудничества не было даже прототипа. По словам Масоловой, на них фонд не заработал, но и не потерял. «Мы получили от Addventure $30 000 за 6% в компании, — говорит сооснователь геосоциального сервиса AlterGeo (бывший Wi2Geo) Антон Баранчук. — Эта доля не давала им права вводить представителя в совет директоров, но они нам активно помогали советами, организовали встречи с участниками рынка, инвесторами. В результате мы получили связи, доработали идею, сделали нормальный прототип. Когда дошло до следующих раундов инвестиций, было удобно, что уже есть инвестор, который в нас поверил».

источник